Информационное письмо ВАС РФ N96_22_12_2005 ч.3

Компетенция арбитража основывалась на арбитражной оговорке, содержащейся в договоре о порядке реорганизации совместного предприятия и о выходе акционерного общества и фирмы из состава его учредителей.
В соответствии с арбитражной оговоркой рассмотрению в арбитраже подлежали споры, связанные с реорганизацией совместного предприятия в общество с ограниченной ответственностью, уступкой акционерным обществом и фирмой своих долей учредителям общества с ограниченной ответственностью, а также оплатой учредителями этой уступки в имущественной форме.
В своем решении арбитраж вопрос о судьбе акций (долей) в уставном фонде совместного предприятия не затрагивал. В то же время арбитраж признал совместное предприятие и акционерное общество обязанными оплатить иностранной фирме стоимость вклада в уставный капитал. При этом не учитывалось, что иностранная фирма вклад в уставный капитал совместного предприятия произвела в имущественной форме, в виде оборудования, которое на территорию Российской Федерации не было ввезено и хранилось на момент рассмотрения спора в городе Бремене (ФРГ).
Между тем спор по договору хранения оборудования между акционерным обществом и совместным предприятием ранее рассматривался арбитражным судом Российской Федерации, который обязал общество вернуть учредителю указанное имущество.
Таким образом, вклад в уставный капитал совместного предприятия иностранными учредителями фактически сделан не был. Кроме того, исполнение решения третейского суда в виде взыскания стоимости вклада в уставный капитал совместного предприятия без решения вопроса о судьбе акций, выданных в оплату этого вклада, а также о судьбе имущества, находящегося за пределами Российской Федерации, противоречит публичному порядку Российской Федерации, предполагающему добросовестность и равенство сторон, вступающих в частные отношения, а также соразмерность мер гражданско-правовой ответственности виновному правонарушению. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал, что при новом рассмотрении заявления о признании и приведении в исполнение решения арбитража суду с учетом равенства прав спорящих сторон на судебную защиту надлежит исследовать ряд вопросов: совместим ли договор, переданный на рассмотрение арбитража, с решениями по нему; совместим ли вопрос о перераспределении акций (долей) совместного предприятия с суммами, взыскиваемыми по решению арбитража; реальна ли реорганизация совместного предприятия и какова стоимость имущества, переданного в его уставный капитал, но хранящегося в городе Бремене (ФРГ); насколько соответствует публичному порядку Российской Федерации возможность возвращения учредителю имущественного вклада в уставный фонд совместного предприятия, созданного на территории Российской Федерации в форме открытого акционерного общества, а также взыскания этого вклада как с самого совместного предприятия, так и с одного из его учредителей. Лишь после выяснения указанных вопросов арбитражному суду следует решить вопрос о возможности исполнения решения либо части решения арбитража.
При новом рассмотрении дела и после исследования поставленных вопросов арбитражный суд отказал в признании и приведении в исполнение арбитражного решения, поскольку последствия исполнения подобного решения противоречат публичному порядку Российской Федерации, основанному на принципах равенства сторон гражданско-правовых отношений, добросовестности их поведения, соразмерности мер гражданско-правовой ответственности последствиям правонарушения с учетом вины.
30. Арбитражный суд отменяет решение третейского суда, отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда в случае, если решение нарушает основополагающие принципы российского права, в частности основано на подложных документах.
Иностранная компания предъявила в международный коммерческий арбитраж (далее - арбитраж), действующий на территории Российской Федерации, иск к российскому открытому акционерному обществу (далее - общество) о взыскании суммы задолженности, возникшей в связи с нарушением им обязательств по контракту купли-продажи теплохода с последующим его изъятием у компании.
Компетенция арбитража для разрешения споров между сторонами была установлена указанным контрактом. Решением арбитража заявленные требования частично удовлетворены, в том числе взысканы убытки в виде упущенной выгоды по тайм-чартеру от 31.10.1997, заключенному иностранной компанией с компанией США, в период с 21.12.1998 по 30.06.2000.
Иностранная компания обратилась в Московский городской суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение данного решения, а общество - с заявлением об отмене решения.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда, оставленным без изменения определением Верховного Суда Российской Федерации, заявление иностранной компании о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения арбитража удовлетворено, в удовлетворении заявления общества отказано.
Впоследствии общество обратилось в арбитраж с заявлением об отмене его решения по вновь открывшимся обстоятельствам.
В качестве вновь открывшихся обстоятельств заявитель сослался на следующее. По его запросу от секретаря штата Делавэр (США) получена копия свидетельства о регистрации компании США, созданной российскими гражданами. Согласно этому свидетельству ее регистрация состоялась 10.05.2001. Следовательно, в период с 21.12.1998 по 30.06.2000 компания США не действовала.
Постановлением арбитража заявление общества оставлено без удовлетворения, поскольку Законом Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже" не предусмотрено правомочий такого арбитража на пересмотр вынесенного им решения по вновь открывшимся обстоятельствам.
Общество обратилось в Московский городской суд с ходатайством о пересмотре определения судебной коллегии по гражданским делам по вновь открывшимся обстоятельствам.
Определением этой коллегии оспариваемое определение отменено в связи с вновь открывшимися обстоятельствами и дело по заявлению иностранной компании о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения арбитража и встречному заявлению общества о его отмене передано на рассмотрение в арбитражный суд.
Определением арбитражного суда первой инстанции в удовлетворении заявления общества об отмене решения арбитража было отказано, заявление иностранной компании о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение этого решения удовлетворено.
Суд кассационной инстанции оставил определение без изменения.
Общество обратилось в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации с заявлением о пересмотре в порядке надзора указанных актов арбитражных судов, в котором просила их отменить, ссылаясь на нарушение решением арбитража публичного порядка Российской Федерации, поскольку иностранная компания представила арбитражу в качестве доказательства убытков в виде упущенной выгоды тайм-чартер от 31.10.1997, заключенный с несуществующей компанией США.
В отзыве на заявление иностранная компания возражала против его удовлетворения.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлениях присутствовавших в заседании представителей сторон, Президиум сделал следующие выводы.
В силу статьи 34 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже" арбитражное решение может быть отменено компетентным судом при наличии оснований, указанных в пункте 2 этой статьи.
На момент вынесения решения арбитражу не были известны обстоятельства, на которые ссылалось общество (о подложности тайм-чартера от 31.10.1997 и отсутствии правоспособности компании США в период с 21.12.1998 по 30.06.2000).
При таких условиях с учетом положений названного Закона, не допускающих пересмотра решений международного коммерческого арбитража по вновь
открывшимся обстоятельствам, арбитражные суды первой и кассационной инстанций обоснованно отказали в удовлетворении заявления общества об отмене решения арбитража.
Вместе с тем нельзя признать правомерными судебные акты арбитражных судов в части удовлетворения заявления иностранной компании о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения арбитража.
В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 36 указанного Закона в приведении в исполнение решения арбитража может быть отказано, если такое решение противоречит публичному порядку Российской Федерации.
Отменяя по вновь открывшимся обстоятельствам свое определение, которым удовлетворено заявление иностранной компании о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения арбитража и отказано в удовлетворении заявления общества об отмене указанного решения, и передавая дело на рассмотрение арбитражного суда, судебная коллегия по гражданским делам исходила из получения обществом после вынесения решения арбитражем документов, указывающих на подложность тайм-чартера от 31.10.1997 и отсутствие правоспособности компании США в период с 21.12.1998 по 30.06.2000, что, по мнению судебной коллегии, может свидетельствовать о недобросовестном поведении (злоупотреблении правом) стороны, требовавшей возмещения убытков, и противоречит публичному порядку Российской Федерации. С учетом этого определения арбитражным судам, рассматривавшим заявление иностранной компании о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения арбитража, необходимо было исследовать названные обстоятельства и дать им соответствующую правовую оценку.
При таких обстоятельствах Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил оспариваемые судебные акты арбитражных судов в части удовлетворения заявления иностранной компании о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения арбитража отменить, дело в отмененной части направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции с целью исследования вопроса о фактической возможности заключения договоров и наличия правоспособности у компании США с 1998 по 2000 год согласно законодательству США.
31. Арбитражный суд выносит определение об удовлетворении заявления о принудительном исполнении решения иностранного суда, если предусмотренный в резолютивной части способ исполнения решения не противоречит публичному порядку Российской Федерации.
Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Украины (далее - арбитраж) обязал российское общество с ограниченной ответственностью (далее - должник) выплатить в пользу украинской компании сумму долга в долларах США.
Поскольку решение в добровольном порядке исполнено должником лишь частично, украинская компания (далее - заявитель) обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании и приведении в исполнение решения арбитража в части, касающейся взыскания оставшейся суммы долга.
Отказывая в удовлетворении заявления, арбитражный суд первой инстанции сослался на то, что платежным средством на территории Российской Федерации является рубль. Поскольку в решении арбитража указано на взыскание долга в иностранной валюте, то признание и приведение в исполнение этого решения будет противоречить публичному порядку Российской Федерации. Кроме того, суд счел, что взыскание долга в сумме, меньшей, чем сумма, названная в решении арбитража, и не подтвержденной документально, также является основанием для отказа в выдаче исполнительного листа.
Заявитель обратился в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации с заявлением о пересмотре указанного определения в порядке надзора. Президиум определение отменил, дело направил на новое рассмотрение по следующим основаниям.
Рассматривая материалы дела, суд не принял во внимание факты, что должник сумму долга, подлежащую взысканию, не оспаривал, отзыв не представил, в судебное заседание не явился. Следовательно, у заявителя не имелось необходимости доказывать наличие задолженности.
Пункт 2 статьи 140 ГК РФ допускает возможность использования иностранной валюты на территории Российской Федерации в порядке, установленном законом.
Валютное законодательство Российской Федерации не запрещает открытия и ведения расчетов между резидентами и нерезидентами в иностранной валюте. Таким образом, оснований для признания порядка выплаты долга, предусмотренного в иностранном решении, не соответствующим законодательству и публичному порядку Российской Федерации, не имелось.
32. При наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение решения третейского суда, арбитражный суд вправе отсрочить исполнение определения о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения.
Крестьянско-фермерское хозяйство обратилось в арбитражный суд с заявлением об отсрочке исполнения решения третейского суда, в соответствии с которым определением арбитражного суда выдан исполнительный лист о взыскании в пользу банка долга.
Определением суда первой инстанции должнику предоставлена отсрочка исполнения решения третейского суда.
Взыскатель (банк) обжаловал определение в суд кассационной инстанции со ссылкой на нарушение статьи 324 АПК РФ.
Суд кассационной инстанции отказал в удовлетворении кассационной жалобы, исходя из следующего.
В соответствии со статьей 324 АПК РФ арбитражный суд по заявлению должника вправе отсрочить или рассрочить исполнение судебного акта, изменить способ и порядок его исполнения.
Основанием для предоставления отсрочки или рассрочки исполнения судебного акта является наличие обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта.
Предоставляя отсрочку исполнения определения, суд первой инстанции сослался на представленные должником документы, подтверждающие его крайне тяжелое финансовое положение, сложившееся в результате продолжительной засухи,
большой кредиторской задолженности по выплате заработной платы, долгов перед бюджетом и внебюджетными фондами, в том числе акт экспертного заключения об ущербе.
При таких обстоятельствах суд правомерно установил наличие обстоятельств, затрудняющих исполнение решения третейского суда, и предоставил отсрочку его исполнения.